Кинотеатр МИР сегодня в 03:48 | 18 комментариев
Кинотеатр МИР
Афиша сеансов в Кинотеатре "МИР" Смотрите в Кинотеатре "Мир" на этой неделе
Подробнее
Кинотеатр "Луч" сегодня в 03:42 | 5 комментариев
Кинотеатр "Луч"
Расписание сеансов в Кинозале "Луч" на ближайшие дни.
Подробнее
Кинотеатр Русь сегодня в 03:39 | 52 комментария
Кинотеатр Русь
Кинотеатр "Русь" приглашает Луганчан и гостей города. Расписание сеансов (обновлено). На этой неделе смотрите в нашем кинотеатре.
Подробнее
В субботу 10 декабря будет выдаваться гумпомощь семьям с детьми до трех лет вчера в 21:06 | 0 комментариев
В субботу 10 декабря будет выдаваться гумпомощь семьям с детьми до трех лет
Как стало известно порталу "Луганск онлайн", выдача адресной гуманитарной помощи семьям, воспитывающим детей в возрасте до трех лет, будет осуществляться в субботу, 10 декабря. Об этом...
Подробнее
Разведке Народной милиции ЛНР стало известно о прибытии снайперских групп боевиков ВСУ вчера в 21:02 | 0 комментариев
Разведке Народной милиции ЛНР стало известно о прибытии снайперских групп боевиков ВСУ
Как сегодня, 9 декабря сообщил официальный представитель Народной милиции ЛНР майор Андрей Марочко, разведке Народной милиции ЛНР стало известно о прибытии в населённый пункт Светлодарск...
Подробнее

Игорь Плотницкий дал большое интервью для РИА Новости

27 ноября 2015 - Администратор
Игорь Плотницкий дал большое интервью для РИА Новости

Глава ЛНР Игорь Плотницкий дал большое интервью для РИА "Новости". В нем он четко очертил позиции на которых сейчас находится переговорный по самым актуальным вопросам региона. Мы публикуем его полностью.

 

Пока аналитики отмечают прогресс на переговорах в Минске, военные самопровозглашенных республик Донбасса сообщают о новых обстрелах их территорий украинскими силовиками. Глава ЛНР Игорь Плотницкий рассказал в интервью РИА Новости о том, какие вопросы стали камнем преткновения на переговорах в Минске, по каким законам пройдут выборы в ЛНР, в каком случае военная техника будет возвращена к линии соприкосновения, почему Киеву выгодна война и на кого планируют обменять Надежду Савченко. Беседовала Олеся Потапова.

— Игорь Венедиктович, 12 октября завершился отвод вооружения ЛНР, ДНР и официального Киева. Насколько важно было выполнение этого аспекта минских соглашений?

— Это очень важный миротворческий и мироносный этап в нашей жизни, который подарил всем жителям прифронтовой полосы почти два месяца тишины: примерно с 1 сентября и по конец октября. К сожалению, с начала ноября вооруженные провокации и нагнетание страстей в СМИ со стороны Киева возобновились. Вы знаете, что некая напряженность сейчас существует со стороны ДНР, где периодически проходит информация о том, что происходят обстрелы, подвод техники. Подвод-отвод, как прилив… Подводят-отводят, то есть определенные провокации, чтобы мы нарушили тот минский договор и те процессы, под которыми мы подписались. Похоже, что укронацисты готовят свой очередной «план Барбаросса», ну а мы готовы его отразить.

— Как проходил сам отвод вооружения, были ли сложности, провокации?

— Больших сложностей сам процесс не представлял. Если вы помните, мы начали досрочно выполнять этот план, поэтому точно знали, куда отведем вооружения и технику. Эти пункты были согласованы с ОБСЕ, и вся отведенное находится сейчас там, опечатано, опломбировано. ОБСЕ периодически проверяет нас, как-то с журналистами мы выезжали и на одной из площадок смотрели наши танки, которые находятся на расстоянии, указанном в договоре.

— Дает ли этот факт надежду на устойчивое перемирие на Донбассе и дальнейшее выполнение сторонами минских договоренностей?

— Устойчивый факт перемирия дает только победа, но в данном случае мы будем надеяться на те остатки здравого смысла, который еще существует в определенных кругах киевской элиты. Но больше всего мы, конечно, надеемся на страны-гаранты, которые обещали, что Киев будет выполнять подписанные им договоренности.

— В каком случае ЛНР может вернуть вооружение на свои позиции?

— В случае прямого нападения. Только в этом случае.

— Работу каких подгрупп контактной группы в Минске вы оцениваете наиболее позитивно? Переговоры по каким вопросам, на ваш взгляд, проходят результативно, а в каких вопросах точки соприкосновения не найдены совсем?

— На мой взгляд, наибольших успехов добилась группа, которая разрабатывала условия отвода тяжелых и наиболее разрушительных вооружений от линии соприкосновения. Хоть и с трудом, хоть и долго, но результат все-таки есть. Очевидно, передышка, пауза в боестолкновениях, была необходима, наверное, для обеих сторон. Меньше всего наблюдалось движения в группе, которая занимается вопросами политического переустройства Украины и проведением выборов. Не секрет, что, в частности, 18 ноября киевская делегация просто не явилась на заседание, хотя оно было заранее согласовано и объявлено СМИ. А ведь повестка дня у них была самая интересная: и участие политических партий в выборах на Донбассе, и допуск к голосованию беженцев, и проект закона об амнистии, и многое другое. Просто мне кажется, то, о чем Киев публично заявляет, и то, чего он действительно хочет, – это, как говорил незабвенный полковник Скалозуб, «дистанции огромного размера».

— Как продвигается процесс переговоров по обмену пленными по формуле «всех на всех». Почему он идет так медленно, по мнению многих экспертов, по какой причине официальный Киев отказывается работать по этой формуле?

— Киев всегда старается работать, где ему выгодно, быстро, настойчиво и напористо. Если вы помните, первый обмен был после боев зимой этого года, после того, как мы одержали победу и закрыли котел. На нас сразу же вышла украинская сторона  и предложила: давайте будем производить обмен. Мы были не против. На тот момент мы получили 15 своих бойцов, а отдали почти 150. То есть использовали формулу «всех на всех».

Как только процесс начинает затягиваться, это происходит именно потому, что его затягивает украинская сторона, они делают это умышленно, потому что сам вопрос можно решить достаточно быстро. Мы отдаем столько пленных, сколько у нас есть, вы отдаете сколько есть у вас. В результате всегда получается, что у них есть еще, они просят еще кого-то. То есть идет такое искусственное затягивание: «А может, еще кого-то? А может, вы еще что-то найдете?» Нам пытались неоднократно подсунуть людей, которые не имеют никакого отношения к войне: это и бомжи, и люди без определенных специфических навыков, не принимавшие участия в боевых действиях. Дают всех, кто им невыгоден. Поэтому сейчас приходится более жестко производить этот отбор, сами находить наших военнослужащих в их тюрьмах. Каждый раз, когда приходит новая партия наших пленных, с ними ведутся беседы и каждый рассказывает то, что знает: кто, где, в каких СИЗО или тюрьмах кто находится.

Этот процесс (обмена пленными — ред.) продолжается только из-за того, что Киев не хочет быстро решить этот вопрос. Им нужно, чтобы этот вопрос было одним из условий выполнения минских договоренностей. Если мы все выполним, то о чем дальше говорить по пленным?

— Есть ли данные, сколько военнопленных и политических заключенных находятся в заключении на подконтрольной Киеву территории?

— Вы знаете, такие данные есть, но, честно говоря, я не уверен, стоит ли их озвучивать.

— На ваш взгляд, может ли состояться обмен Надежды Савченко, и на кого?

— Это особый случай. Насколько я знаю, адвокаты, которые ведут дело Савченко, уже пророчат, что до Нового года она будет находиться в Киеве и будет обменяна на наших военнослужащих, которые были задержаны в районе Счастья.

— Евгения Ерофеева и Александра Александрова?

— Да, но как все пойдет на самом деле, сказать трудно. Вы знаете, если есть возможность вернуть наших людей, один к двум, один к трем или даже к десяти, — я думаю, что стоит это сделать.

— Ведутся ли конкретные переговоры по обмену Ерофеева и Александрова?

— Вот как раз Киев и выставляет, насколько я понимаю, такие условия. Потому что они считают, что наши коллеги настолько значимы, что поменять их можно только на Савченко. Придается определенный политический статус этому процессу. Если бы те же адвокаты в тот день, когда я был на суде по Савченко, сами не назвали этот процесс политическим, то, возможно, я бы и не потребовал закрытого заседания. Потому что, прежде всего, для них это был пиар. Нужен был определенный психоз. Хотя на самом деле, когда не было журналистов, только адвокаты, прокуроры и судьи, процесс прошел достаточно быстро, спокойно, я ответил на все вопросы прокурора, защитников. Все остальное — в руках правосудия Российской Федерации.

— ЛНР, как и ДНР, до сих пор непризнаны. Насколько реальна перспектива получения республиками особого статуса от Киева?

— Вы знаете, Киев ведет себя как человек из притчи, который повез продавать на рынок мандарины. Едет и видит, что два мандарина начали подгнивать. И думает: «Ну как же я их продам? Лучше я их съем». И в процессе пути он все время находил гнилые мандарины и доедал их. В результате, когда приехал на рынок, то мандаринов просто не осталось. Другое дело, что всю дорогу он ел гнилые плоды.

Точно так же и здесь. Какая есть перспектива? До тех пор, пока Киев сам затягивает процесс, внутренние процессы, происходящие там, будут напоминать вот эти гниющие мандарины, которые их правительство будет вынуждено постоянно есть. А выздоровление должно проходить быстро, и лечение должно быть быстрым. Если народ не примет конкретные и жесткие меры в отношении этого «конфетенфюрера» и наконец-то они не скажут: «Достаточно, хватит!», то это может продолжаться до самого «рынка».

— 21 февраля в ЛНР запланированы выборы в органы местного самоуправления. По какому законодательству они будут проводиться? Окончательная ли это дата или она может быть еще изменена?

— Мне кажется, что выборы пройдут по закону, который будет согласован в ходе обязательных прямых переговоров между представителями народных республик и Киева. В том, что такие переговоры идут и дают обнадеживающие результаты, конечно же, несомненная заслуга и российской дипломатии, и лидеров большой «нормандской» тройки: Германии, России, Франции.

— Будут ли приглашены международные наблюдатели?

— Международных наблюдателей, если такие выборы все-таки будут проходить, мы обязательно пригласим. В том числе и знаменитого и лучшего «доктора демократических наук» Джона Маккейна (председатель комитета по вооруженным силам сената США – ред.), но и не только. Найдутся еще и нормальные, действительно выдающиеся украинцы, которые пользуются всеобщим уважением, моральным авторитетом, таких мы тоже будем приглашать.

— Для чего эти выборы необходимы республике?

— Вообще выборы для любой ответственной власти – это как контрастный душ, он и бодрит, и очищает одновременно. В принципе, наши люди готовы и ждут этих выборов, потому что власть в любой народной республике на любых этажах должна быть подконтрольна народу и должна избираться народом.

Полномочия местных органов власти уже истекли этой осенью, и во многих городах мэры были назначены моими указами, потому что предыдущие руководители просто сбежали, дезертировали, бросили свои города после начала боевых действий. Ну, в принципе, можно сказать спасибо Партии регионов (бывшая правящая партия на Украине – ред.) за такие «геройские кадры». Они весьма достойные ученики бывшего президента Украины Виктора Януковича.

Выборы нельзя переносить бесконечно и использовать их в качестве разменной политической монеты. Когда-то должен наступить конец. И если Украина в очередной раз будет играть в эту рулетку, то, значит, в очередной раз проиграет.

— Как вы оцениваете влияние на Киев извне? Насколько оно отражается на тех или иных его решениях в плане выполнения минских договоренностей?

— Жалок и бесперспективен тот народ, который решил, что у него нет собственных кадров, а приглашает различных варягов на царствование. Причем далеко не самых лучших, а уже опростоволосившихся гораздо раньше и показавших свою и политическую, и экономическую несостоятельность. Хотя, если честно, народ здесь ни при чем, народ-то как раз и не приглашал тех людей, их приглашала узкосмотрящая, имеющая шоры и хозяев власть, которая, как в цирке, выполняет только определенные команды и знает, что впоследствии за выполнение этих команд получит какой-то сладкий кусочек сахара.

Хотя, в принципе, я знаю сам, и наши переговорщики приезжают и говорят, что даже среди членов делегации есть достаточно немало умных и ответственных людей, которые искренне хотят изменить ситуацию к лучшему. И зачастую — бывало и раньше, и сейчас рассказывают — используется тот же метод: мы сидим, договариваемся, спорим, ругаемся, но приходим в результате к какому-то конкретному результату. И, как правило, последнее, чем должно завершиться, – это подписание. Перед этим обычно пять минут кофе попить – есть такое правило или было, сейчас, думаю, стоит его отменить. И как только все уходят на пять минут на отдых, после отдыха возвращаются абсолютно другие люди, с абсолютно другими решениями, а был даже случай, когда вообще сбежали. Объявили перерыв, и они просто не вернулись. Хотя уже за столом была достигнута договоренность.

Поэтому крайне сложно предсказывать, чем закончатся переговоры и почему именно так происходит. Я думаю, только лишь потому, что как только найден какой-то результат, следует определенная команда из определенных кабинетов, и люди были вынуждены вести себя таким неподобающим образом.

— На Украине проходят учения с инструкторами НАТО. Означает ли это, что официальный Киев не заинтересован в прекращении войны? Чем военные действия выгодны Украине?

— Вы знаете, когда впервые прошла информация о том, что триста американцев, как триста спартанцев, приехали обучать вооруженные силы Украины ведению войны, у нас многие люди почувствовали определенную тревогу. Но среди профессионалов, военных есть четкое знание того, чему эти специалисты уже обучали грузинскую армию. И сколь длительной была та война –в 2008-ом году. И результаты ее мы видели. Вот если бы украинцев обучали немцы, тогда нам стоило бы как-то опасаться. Немцы изменились, конечно, со Второй мировой войны, но основы все-таки закладываются — порядок прежде всего. И наверняка их результаты были бы более значительны.

Ну, а в данном случае – чем военные действия выгодны Украине? Да только лишь потому, что они могут отвлечь собственный народ — небезразличную и в хорошем, и в плохом смысле часть населения, от собственных внутренних проблем. И перенаправить их на решение якобы проблем внешних. Тем самым, чем больше их погибнет, тем меньше будет проблем внутри.

— Предлагаю вернуться в ЛНР. Расскажите, как развивается республика? Чего удалось достичь за более чем год существования?

— Когда-то очень давно мне в память запало такое двустишие, я уже не помню, кто автор, но слова запомнились: «Времена не выбирают, в них живут и умирают» (стихи Александра Кушнера – ред.). Это очень хорошо соответствовало тому первому периоду, летнему периоду 2014-го года, когда у нас не было света, воды, связи. Когда большинство жителей уехали, а тех, кто остался  было такое, с одной стороны, выживание, но это было выживание сплоченного коллектива. Когда люди знакомились друг с другом, соседи наконец-то начали узнавать, кто же у них живет во всем подъезде, а не только на лестничной клетке. Варили совместно еду, делились водой… А вот после того, как закончился первый «Минск», когда мы начинали восстанавливаться, то родилось такое понимание, что это двустишие можно использовать для нас как компас или календарь, по которому мы живем и двигаемся.

Можно сказать так: «Времена не выбирают, в них живут и выживают». И мы тогда действительно выживали. Тянули линии электропередач и пытались как-то восстановить промышленность, работали длительное время не получая денег. Вы знаете, что тогда была и блокада, и у людей не было ни пенсий, ни зарплат, но мы все-таки потихоньку восстанавливали разрушенное. И, конечно же, благодаря гуманитарным конвоям из России, мы смогли организовать и социальные столовые, и бесплатное питание в школах и больницах.

И точно также уже с апреля этого года мы вышли на ежемесячные выплаты пенсий и социальных пособий, зарплат. Восстановлено более двух сотен предприятий. Работают театры, музеи, кинотеатры. Возобновил работу ледовый дворец. Поэтому, с одной стороны, можно сказать, что многое сделано, а с другой стороны, настоящую оценку сможет дать только народ.

— Как развиваются крупные предприятия ЛНР? Насколько они интересны для инвесторов?

— Мы понимаем, что РФ находится в условиях многих санкций, и Луганская и Донецкая республики не признаны, и фактически нас пытаются экономически отрезать от всего внешнего мира. Но вопросы ограничений никогда не могли стать ключевыми нигде, ни в одной стране мира. Все, кого ограничивали, всегда находили источники внутренних резервов и внешних тоже — с теми, с кем живут. Нельзя ограничить республику, которая имеет протяженность границ достаточно большую, я бы сказал, очень большую. И когда эта граница проходит с нашей семьей, с Российской Федерацией.

Возьмите те же ограничения в Иране, к чему они привели? Только к росту внутреннего потенциала. Там где есть потенциал, где есть промышленность, где есть народ, который знает, хочет, понимает, то он может и делает. Мне кажется, эти ограничения существенны, но они не смертельны. Тем более, мы всегда говорили, что благодаря помощи РФ мы знаем, что нас всех вместе — более 150 миллионов, поэтому победить нас невозможно.

— Сможет ли республика обеспечить себя в плане продовольствия собственными силами? Ведь до сих пор со стороны Киева продолжается экономическая и транспортная блокада.

— Абсолютно. Возможно, у нас не будет излишеств или избытков чего-то, но недостатков у нас давно не было, с прошлого лета. И на сегодняшний день я могу сказать, что вряд ли уже будет. Наоборот, у нас все выравнивается.

Вы помните, когда мы ввели мультивалютную систему, которая оправдала себя полностью? Мы предвосхитили тот экономический шаг, которым Украина пыталась нас додавить. Это привело к определенным результатам, что на сегодняшний день, я думаю, гривна у нас занимает не более нескольких процентов, а более 95-98 процентов – это российский рубль. Это ли не показатель? Ну и спрашивают, нужен ли референдум (о вступлении в состав РФ — ред.). Я думаю, экономический референдум уже провела жизнь. Люди четко знают, куда мы идем, на что мы ориентируемся, и в результате всех интересует только вопрос «когда?», и каждый хочет как можно быстрее.

— Как идет процесс восстановления жилья и инфраструктуры, способствует ли этому перемирие?

— Любое перемирие дает шанс на восстановление. И только этот шанс нужно правильно использовать. У нас очень много, более 4,5 тысячи единиц разрушенного жилья. Конечно же, мы не можем за один год полностью все восстановить, сейчас идет процесс восстановления первых ста домов. Это такой пробный проект. В наиболее разрушенных городах громады определяли что восстанавливать. Ни я, ни правительство — мы не вмешивались в этот процесс. Мы сказали: «Пусть люди сами определят чьи дома должны быть восстановлены в первую очередь». Они и определили, а мы сейчас эти проекты финансируем и доводим до ума. К сожалению, погода не позволяет завершить проект в этом году, хотя мы очень надеялись на это, и окончательно он будет завершен весной.

— Как продвигается решение вопросов с водоснабжением? Вынесли ли уже международные эксперты вердикт по восстановлению водоводов?

— Мы не ждем никаких международных экспертов. Если будем ждать, то без воды останемся. И сами реализовываем эти проекты. Вы знаете, что в республике былоа проведена реконструкция Елизаветинского водовода, или водохранилища, называть можно по-разному, которое даст до 20 тысяч кубов воды. Сейчас происходит забор только 9 тысяч, потому что очистные сооружения проходят период становления, и, как только они полностью вступят в действие, мы сможем делать забор полностью. Кроме того, сейчас восстанавливаются наши шахты, я имею в виду водные шахты, колодцы, из которых можно брать воду. Мы купили насосы глубинные, которые помогут нам восстановить потребность воды в республике. И готовимся к следующему проекту, который уже практически начат. Сейчас обираем, копим наши силы, и финансовые в том числе, собираем все, что можем, для того чтобы весной начать восстановление Родаковского водохранилища. Благодаря этому проекту и некоторым смежным проектам, весной, когда мы его реализуем, а мы обязательно его реализуем, у нас не будет от Украины, сможем обеспечить себя водой где-то до 85%. А с 15%, я думаю, мы уже тогда сможем спокойно побороться.

— Как оцениваете подготовку армии ЛНР на данный момент?

— Знаете, по минским договоренностям правильно говорить «Народная милиция Луганской народной республики». Но для всех пусть это будет армия, более привычное созвучие. Как я оцениваю? Если мы сначала, не имея практически ничего, одерживали победы, и летняя кампания окончилась абсолютной победой, в зимнюю кампанию мы вошли уже более подготовленными — и это было завершено Дебальцевским котлом, где были очень серьезные укрепрайоны Вооруженных сил Украины, то на сегодняшний день людей, которые имеют боевой опыт, становится все больше и больше, но мы не останавливаемся на этом. На сегодняшний день количество плановых учений в нашей армии действительно велико. Мы очень большое уделяем этому внимание, понимая, что война еще не закончилась. Конечно, хотелось бы, чтобы это была политическая победа, потому что на театре боевых действий две победы мы уже имеем, но мы готовы к тому, что если Киев в очередной раз решит испробовать наши силы, то мы навсегда отучим его проверять их.

— Хватает ли добровольцев? Не планируется ли проводить всеобщую мобилизацию?

— Вы знаете, у нас ни одного раза не была объявлена мобилизация, все начиналось с народно-освободительного добровольческого батальона «Заря». И на этом принципе мы формирует свои вооруженные силы и по сей день. Мобилизации не было проведено ни одной, хотя у нас существуют военные комиссары и комиссариаты, есть учет всей подрастающей молодежи. И я надеюсь, именно потому, что дух народа настолько высок и готовы люди служить, принудительной мобилизации не потребуется.

— Прокомментируйте тот факт, что Киев периодически возобновляет переговоры об экономическом сотрудничестве (закупках угля в ЛНР и т.д.) и в то же время, по данным Народной милиции, периодически обстреливает территорию республики.

— Если бы властью в Киеве были проукраинские силы, я подчеркиваю, проукраинские, а не продонбасские, они бы первые предложили нам мир, сотрудничество, а не экономическую блокаду. Ведь ни для кого не секрет, что все ТЭЦ украинские спроектированы именно под наш уголь, под его химический состав, и мы видели, чем заканчивается закупка в далекой Австралии, в Польше и т.д. Любой другой уголь очень тяжело подходит для украинских котлов. В Киеве это знают, но вынуждены учитывать мнение заокеанских спонсоров. Как говорит пословица: «И хочется, и колется, и Обама не велит».

— Созданы ли условия для работы гуманитарных и мониторинговой миссий. Как складываются взаимоотношения с ними?

— Отношения складываются сложно и непросто. Если помните, один булгаковский герой, по-моему Коровьев, в свое время очень верно сказал, что «иностранец в нашей стране или нашпионит, как последний сукин сын, или капризами замучает». Поэтому от сотрудничества с такими некоторыми международными организациями пришлось отказаться, потому что вопреки всем красивым названиям занимались они делами не очень-то и красивыми.

Но у нас официально работают Красный крест, ОБСЕ, они с нами находятся в постоянном контакте, мы обеспечиваем им условия для работы. В том числе и защиту от «неблагодарного» местного населения, как они нередко говорят, которое «чересчур эмоционально выражает недовольство» глуховатостью и близорукостью таких наблюдателей, которые не всегда слышат обстрелы с той стороны и не всегда замечают, откуда они ведутся, пока по ним самим уже не начинают стрелять.

— Как вы оцениваете помощь РФ в развитии республики?

— Скажу кратко и по существу: без помощи России Луганская народная республика, как и Донецкая народная республика, не выжила бы.

Я могу привести многие тома статистики, но думаю, что мнение народа гораздо важнее. Мы все помним, как в те далекие времена – хотя какие они далекие? – народ назвал трассу «Краснодон–Луганск-  «дорогой жизни». Это сейчас знаменитые белые КамАЗы спокойно прибывают точно в срок, а тот первый гуманитарный конвой — он буквально прорывался в Луганск. И было так, что по одну сторону трассы были ополченцы, а по другую сторону — каратели. И приходилось очень долго и настойчиво, не всегда с уверенностью, ждать, дойдет ли такой конвой. К сожалению, в то время не было возможности, да никто и не думал, чтобы заснять все это на видео. А было бы неплохо это вспомнить. Но я очень хорошо помню тот великий эмоциональный подъем, когда приехали знаменитые белые КамАЗы. Ведь для всех были главными не только продукты, которые привезли. Самое главное было видеть, что Россия с нами.

Кстати, к годовщине первого российского гумконвоя наши авторы написали очень хорошую и душевную песню, и, если вы ее послушаете, то сможете оценить, насколько мы глубоко ценим помощь России. Кроме того, до Нового года будет завершен еще один проект, и каждый въезжающий со стороны Изварино увидит нашу благодарность великой России.

Источник: РИА Новости

Рейтинг: 0 Голосов: 0 496 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!