Четыре двойни! 75 малышей появились на свет за неделю. вчера в 18:31 | 0 комментариев
Четыре двойни! 75 малышей появились на свет за неделю.
Как стало известно порталу "Луганск онлайн", семья луганчан на прошлой неделе, за период с 28 ноября по 4 декабря полнилась 75 новорожденными.
Подробнее
Сводка преступлений против граждан и происшествий за 3-4 декабря 2016 года вчера в 18:25 | 0 комментариев
Сводка преступлений против граждан и происшествий за 3-4 декабря 2016 года
Как сообщили "Луганску онлайн" в пресс-службе МВД Луганской Народной Республики, в минувшие выходные дни 3 - 4 декабря 2016 года, на территории ЛНР были зарегистрированы следующие...
Подробнее
В Луганске первые 30 выпускников автошколы сдают экзамен в МРЭО вчера в 18:23 | 0 комментариев
В Луганске первые 30 выпускников автошколы сдают экзамен в МРЭО
Как стало известно "Луганску онлайн", первые 30 жителей Луганска, окончившие автошколу, сдают экзамен в межрегиональном регистрационно-экзаменационном отделе УГИБДД МВД ЛНР.
Подробнее
17 декабря пройдет ярмарка в Алчевске вчера в 18:20 | 0 комментариев
17 декабря пройдет ярмарка в Алчевске
Как стало известно "Луганску онлайн", Администрация предлагает товаропроизводителям принять участие в ярмарке, которая в преддверии Дня Святого Николая пройдет в городе Алчевске.
Подробнее
В течение 10 дней Городская власть демонтирует более 30 незаконно установленных в Луганске киосков вчера в 18:19 | 0 комментариев
В течение 10 дней Городская власть  демонтирует более 30 незаконно установленных в Луганске киосков
Как сообщила начальник управления по вопросам земельных ресурсов Ирина Жадан, Администрация города совместно с правоохранительными органами в рамках борьбы с несанкционированной торговлей...
Подробнее

Почему Россия не признала независимость ЛНР и ДНР, как будут дальше развиваться события. Мнение главы МИД РФ Сергея Лаврова

31 мая 2016 - Администратор
Почему Россия не признала независимость ЛНР и ДНР, как будут дальше развиваться события. Мнение главы МИД РФ Сергея Лаврова

Почему Россия не признала независимость ЛНР и ДНР, почему ничего не было предпринято РФ, когда США устроили военный переворот на Майдане, что будет дальше в отношениях России и Украины, на эти и многие другие вопросы отвечал сегодня Сергей лавров, Глава МИД РФ в обзоре «Луганска онлайн».

Сегодня во многих Украинских СМИ появились вырванные из контекста слова главы МИД России Сергея Лаврова о том, что РФ никогда не признает независимость ЛНР и ДНР, но ни слова о том, как строятся отношения вокруг кризиса на Донбассе и куда вообще все это идет. Для того чтобы прервать всяческие спекуляции мы в нашем каталоге опубликовали полную версию интервью Сергея Лаврова, она находится здесь.

Ну а для тех, кто не хочет смотреть почти полуторачасовой диалог, остановимся лишь на главных для Луганска моментах.

Ведущая:  Один из пяти вопросов из тысячи пришедших посвящен тепе Украины, Донбасса в той или иной степени. Минскому процессу уже больше года. Многие уверены, что он буксует и не может принести позитивных результатов. Есть ли надежда на то, что Минские соглашения когда-то будут воплощены в жизнь?

Сергей Лавров:

— Безусловно, такая надежда есть. И не только надежда. Мы должны требовать, чтобы они выполнялись, что мы и делаем. Минские соглашения были результатом очень сложных переговоров на высшем уровне, после чего под ними подписались и Киев, и Донецк, и Луганск, и Россия, и Франция, и Германия.

Это единственный документ, в котором заключены обязательства сторон конфликта при гарантиях европейцев и России. И мы не должны допустить, чтобы этот документ постигла та же участь, что и соглашения от 21 февраля 2014 года, когда в присутствии и при свидетельствовании Франции, Германии и Польши было подписано соглашение между Януковичем, Яценюком, Кличко и Тягнибоком, а наутро это соглашение было растоптано. И французские, и германские, и польские наши коллеги промолчали стыдливо.

И, если позволять тем, кто совершил государственный переворот и кто сейчас составляет основную политическую силу в украинском истеблишменте, обходиться подобным же образом с еще одним документом, то мы просто потеряем лицо, включая Совет Безопасности ООН, который одобрил Минские договоренности без каких-либо изменений. В том виде, в котором они были подписаны.

Мы надеемся, что заявления, которые мы слышим от президента Порошенко и министра иностранных дел, заявления, конечно, противоречивые, потому что они говорят одно внутри Украины и стараются быть более конструктивными, когда встречаются с зарубежными партнерами, но, тем не менее, они говорят о своей приверженности Минским договоренностям. И мы надеемся, что эти заявления будут все-таки хоть что-нибудь значить на практике. Все очень просто.

Опять идет разговор о том, курица, яйцо – что было раньше и что должно последовать. Вот сейчас вдруг тема безопасности стала самой главной для президента Порошенко. Причем не просто прекращение огня, а обеспечение безопасности какими-то международными силами на всей территории Донбасса. Это не предусмотрено Минскими соглашениями, на это Донбасс никогда не пойдет. А с Донбассом, в соответствии с Минскими договоренностями, необходимо согласовывать все без исключения шаги по урегулированию.

Что касается безопасности на линии разграничения, то мы твердо поддерживаем реальное повышение роли и ответственности этой миссии ОБСЕ, расширение количества наблюдателей, чтобы они настояли на разводе сил на безопасное расстояние, как это и было договорено, и чтобы огни контролировали склады с обеих сторон, куда отводятся тяжелые вооружения. Но самое главное – можно прятаться сколько угодно за тем, что вот безопасность не обеспечена. А украинцы говорят, что политические реформы начнутся, только когда безопасность будет на сто процентов в течение нескольких недель или месяцев.

Это нереально, этого не будет никогда, такого не бывает ни в одном конфликте, пока не урегулированы политические аспекты кризиса. А по политическим аспектам все мячи на стороне Киева. Это касается и, прежде всего, статуса Донбасса, который согласован в Минских договоренностях и должен был облечен в закон об особом статусе и закреплен на постоянной основе в конституции Украины.

Это касается амнистии, конечно же, потому что ясно, что конфликт преодолен, и амнистия должна быть частью этой договоренности. Но нам, к сожалению, про амнистию, например, говорят, что у них есть закон об амнистии, который был принят Верховной Радой, но он не подписан Порошенко. Почему? Не знаю. А сейчас нам говорят, что да, амнистию мы примем, но только на основе закона 1996 года, который предполагает индивидуальное обращение каждого подозреваемого и потом рассмотрение этих индивидуальных обращений на разовой основе в украинских судах. Но это совсем не то, о чем договаривались. Это совсем очевидно, что это просто будет срывать Минские договоренности.

И крайний шаг, который должен быть сделан в контексте особого статуса, закрепленного в конституции в контексте амнистии, это выборы. Причем все эти вопросы, прежде всего выборы и закон об особом статусе, изменение конституции, в соответствии с Минскими договоренностями, там буквально записано, должны быть согласованы с вот этими районами Донецкой и Луганской областей, как их там называют.

Ничего этого мы не видим. Хотя усилия предпринимаются постоянно. И в рамках контактной группы, где единственно может идти прямой диалог между Киевом и Донецком и Луганском, и в рамках Нормандского формата, который не может подменить контактную группу, как бы этого ни хотели в Киеве и даже в Берлине и Париже, а такие настроения там прорываются. Вот давайте вчетвером – Франция и Германия, Россия и Украина – соберемся, договоримся, а потом Россия будет отвечать за то, чтобы Донбасс к этому присоединился.

Один германский участник процесса даже так цинично и нагловато заявил однажды, что, ну, когда мы объяснили, что нужен прямой диалог Донбасса с Киевом, он сказал: ну зачем прямой диалог? Вы же можете за пятнадцать минут их нагнуть. Это было сказано буквально.

 

Ведущая:

— Лучше бы нагнули Киев.

Сергей Лавров:

— Вот именно это я и хотел сказать в заключение ответа на ваш вопрос. Но мне кажется, уже не только Германия и Франция и многие другие в Европе, но и Соединенные Штаты понимают, что Киев просто уклоняется от выполнения обязательств, которые взял на себя президент.

 

Ведущая:

— По Донбассу вопрос. Я работала там с начала всех событий и была свидетелем того референдума, который проходил там 11 мая. Очень трудно объяснить людям, например, почему, собственно, признан референдум Крыма и почему не признается референдум Донецкой и Луганской республик, который был такой же честный, искренний, проводился на глазах у журналистов.

— У нас есть телефонные звонки по этой теме. Я хотела бы, чтобы мы услышали тех людей, которые стали невольными участниками этих событий. Давайте послушаем сразу два телефонных звонка на одну тему, которую сейчас Дарья озвучила.

— Моя фамилия Абрамова Татьяна, мне 67 лет, город Славянск, Донбасс. Почему так заметно ослабло внимание со стороны России к юго-востоку Украины? Или разбитый Донбасс – это не цветущий Крым?

— Здравствуйте. Я звоню из Донецка. Не бросайте Донбасс, это русская земля, здесь живут русские люди. Нам очень тяжело, мы ждем вашей поддержки, без нее мы не выживем. Пожалуйста, не бросайте нас. Спасибо, до свидания.

— Юрий Бухаров, Московская область: «Почему Россия не выступит с заявлением, что если Украина продолжит саботаж Минских договоренностей, то Россия будет вынуждена официально признать ДНР и ЛНР, с заключением соответствующих договоров, как это было в отношении Абхазии и Южной Осетии?»

Сергей Лавров:

— Во-первых, мы юго-восток Украины не бросаем, мы о нем не забываем, и мы его очень активно поддерживаем. И не только политически. Это и гуманитарная помощь, это и решение текущих экономических проблем, проблем жизнедеятельности этого региона, в том числе и тех проблем, которые обязались решить Франция и Германия, они вызвались урегулировать проблему функционирования банковской системы и не смогли этого сделать, и в этом расписались, что тоже говорит о том, что на партнеров надейся, но сам не плошай. И мы решаем эти и другие проблемы жизнедеятельности Донбасса. И будем это делать. И в Минских договоренностях записано среди прочих компонентов особого статуса Донбасса право на прямые, ничем не ограниченные, свободные экономические и прочие связи с Российской Федерацией. Это один из ключевых компонентов, который позволил и нам, и дончанам поддержать Минские договоренности.

Что касается референдумов. Референдум в Крыму был проведен, вы знаете, в каких условиях, и знаете, в каких условиях проходили референдумы на этих территориях Донецкой и Луганской областей. Но по итогам референдума на Донбассе руководители этих провозглашенных республик не отказывались от диалога с Киевом. И итогом этого диалога стал, в общем-то, тот самый пакет Минских договоренностей.

 

Ведущая:

— Они говорили о независимости.

Сергей Лавров:

— Я еще раз вам скажу, что они никогда не отказывались от разговора с Киевом. Да, они ее провозгласили, но сказали, что мы готовы разговаривать. И вот этот разговор мы поддержали, его поддержали немцы и французы, и итогом разговора стали Минские договоренности. Я убежден, что если сейчас… Понимаете, можно хлопать дверью, можно брать пример с тех, кто за неумением пользоваться дипломатическими, политическими инструментами начинает сразу грозить, что мы признаем, санкции введем и т.д. Я убежден, что это будет контрпродуктивно. Это как минимум даст повод тому же Западу отойти от нынешней, даже очень такой нежной позиции давления на Киев. Давление оказывается. На публику они стараются этого не говорить, но когда они общаются с украинцами без свидетелей, и мы знаем об этом достоверно, они достаточно жестко требуют всего того, о чем договаривались в ходе Минских переговоров.

Поэтому мне кажется, что даже в воспитательных целях очень важно добиваться того, чтобы подписанные документы, одобренные Советом Безопасности… Понимаете, у нас уникальная ситуация. Этот документ сейчас никто не может вообще никак противопоставить чему бы то ни было, и ему никто не противопоставляет никакой другой документ. Его нельзя подвергнуть сомнению. И если мы сейчас скажем: ну все, у нас терпение лопнуло, мы сейчас пойдем другим путем, — они скажут: прекрасно, ради бога. И тогда никакого воздействия на нынешнюю украинскую власть Запад оказывать не будет. А воздействие требуется далеко не только в связи с Донбассом. Вот миссия ОБСЕ, у нее мандат распространяется на всю Украину. И она периодически под нашим нажимом публикует доклады не только о Донбассе и линии разграничения, но и о других регионах Украины. Там жуткое просто творится. Это притом, что приукрашивают наши коллеги из ОБСЕ, но даже при этом права меньшинств, включая венгров, например, засилье мафии в том же Закарпатье. Об этом не пишут, но организованная преступность, во многих случаях ей руководят депутаты Верховной Рады. И так далее.

Поэтому эту рамку юридическую, международно-правовую нам важно лелеять и всячески оберегать от каких-либо попыток подорвать ее изнутри или снаружи.

 

Ведущая:

— Вопрос в том, что мы были не готовы к майдану.

— Например, что делало американское посольство. Оно не жалело мелких денег на пропаганду против нас. Они оплачивали сайты по тысяче долларов. Это копейки для такой большой страны, как наша. Которые постоянно поливали грязью в течение 10 лет. Они не скрывали, что потратили 5 миллиардов долларов на пропаганду против России, на пропаганду якобы свободы слова.

Сергей Лавров:

— Когда на майдан вышли бандиты, мы потребовали, чтобы они соблюдали Конституцию Украины. Они этого делать не хотели, они в итоге договорились через этих оппозиционеров с Януковичем о соглашении, которое было подписано 21 февраля, и которое, по сути дела, предполагало отказ Януковича от президентских полномочий по применению силы, отказ от монополии на применение силы. И согласие на досрочные выборы. Иными словами, если бы это соглашение выполнялось, то сейчас давным-давно бы уже Янукович ушел демократическим путем. Конечно, его бы не избрали. Примерно те же люди были бы сейчас у власти, но только не было бы такого количества жертв, разрушений и т.д. Но предложение-то какое? Когда эти бандиты стали безобразничать и беспридельничать на майдане, чтобы мы туда войска ввели?

Ведущая:

— Простите, у нас в руках были все карты. К нам бежал законно избранный президент страны, произошел военный переворот в стране, которая нам близкая и дружественная. Президент просит нас о помощи. Мы имели все права, для того чтобы помочь ситуации наладиться.

Сергей Лавров:

— Воевать?

Ведущая:

— Просто горстка бандитов захватила власть, это военный переворот.

Сергей Лавров:

— Да, правильно.

Ведущая:

— Почему же мы этого не сделали? А я вам скажу почему. Потому что мы постоянно цепляемся за теорию суверенного государства, которая нас путает по рукам и ногам. Американцы прекрасно разработали теорию гуманитарной интервенции, обязанность вмешаться и т.д. Мы все время говорим: суверенное государство. И сами уже запутались в нем, и мы идеологию не выдвигаем. Мы тоже имеем право вмешаться морально.

Сергей Лавров:

— Давайте без терминов. Вы ответьте мне прямо на вопрос.

Ведущая:

— Мы должны были ввести войска.

Сергей Лавров:

— Вы считаете, что мы должны были ввести войска?

Ведущая:

— Это была наша обязанность вмешаться и гуманитарная интервенция.

Сергей Лавров:

— Я с этим не согласен. Воевать между русскими и украинцами…

Ведущая:

— Это не война.

Сергей Лавров:

— Эту войну затеяли те, кто пришел к власти в результате государственного переворота. Войну против собственного народа. Я считаю, что русские и украинцы это один народ. И если вы считаете, что наша позиция должна заключаться в том, чтобы мы развязали войну против собственного народа, я с ней не согласен категорически.

Ведущая:

— Не развязали, а расправились бы с бандой, которая захватила власть.

Сергей Лавров:

— Сейчас за этой бандой огромное количество людей в погонах, и не обязательно в погонах, в тех же национальных батальонах.

Ведущая:

— Это хунта.

Сергей Лавров:

— Как бы к ним ни относиться, их десятки тысяч. Значит, вы предлагаете разобраться с десятками тысяч граждан Украины.

Ведущая:

— Их стало десятки тысяч после того, как мы оставили и пустили на самотек.

Сергей Лавров:

— Наша армия присягнула новому руководство, и новое руководство отдало бы приказ этой армии противостоять Российской армии? Это ужас, я даже не могу себе этого представить.

Ведущая:

— У нас было три месяца…

— Новость последней недели, которая многих наших читателей и слушателей озаботила: Савченко пресловутая. Из Краснодара спрашивают: «Господин Лавров, какой ваш взгляд на то, что мы отпустили преступницу Савченко, если она убила наших журналистов? Она же сейчас будет устраивать провокации против России при любом удобном случае». Правильно мы сделали или нет?

Сергей Лавров:

— Я считаю, что мы сделали правильно. Нам нужно было вернуть своих граждан. Это произошло. Мы в принципе за то, чтобы не только в такого рода ситуациях, но и прежде всего в рамках выполнения Минских договоренностей, к которым Савченко и наши граждане относятся, обменять всех на всех. Но знаете, если нам Савченко будет делать гадости, а кто нам не делает гадости сейчас на Украине? Да там не осталось практически политиков, которые могут с нами нормально разговаривать. И я считаю, что это пускай будет головная боль Украины. Девушка специфическая. Кстати, достаточно упитанная. Поэтому все эти истерики про ее голодовку, я думаю, теперь все уже понимают, чего они стоят. Пускай. Она хочет стать президентом, она хочет воевать против нас, она хочет еще чего-то.

— Пока что только босиком ходит везде.

Полная видео версия.

Полная версия беседы на сайте КП.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 658 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!